22isteriki (22isteriki) wrote,
22isteriki
22isteriki

Categories:

Бывше-больничноэ. Про операцию

Не могу не записать себе на память, пока впечатления свежие и почти незамутнённые.
Брезгливым и впечатлительным под кат не ходить.

В общем, операция начинается со страданий с подготовки.
Это значит - не есть за день до, не пить в день Х, собственно очистительные мероприятия, ну и так далее.

Я ещё не знала толком, когда у меня операция, но подозревала подвох. Ксюха накануне пожарила и принесла мне прекрасный кусок антрекота, на завтрак я его не трогала, в обед нас хорошо покормили (а я обычно ела там обед в два приёма, суп - пока горячий, второе где-то через час). Доедаю больничный плов, места для мяса не остаётся, и я всё усмехалась, что сейчас по закону подлости придёт анестезиолог и запретит есть, а кусок мяса останется, и его мне потом ещё долго будет нельзя.
И что вы думаете? Мою тарелки - приходит анестезиолог, говорит: "Всё, дамы, сегодня уже не едим, завтра не едим и не пьём". Вот же ж! О, как я прощалась с тем антрекотом. Это был практически плач Ярославны. Обнималась с контейнером, как с родным, сказала ему "Прощай", и запихнула в морозилку.
Потом пришла медсестра Галечка (Галия, но она такая прелесть, что по-другому не назвать), скомандовала - кому бриться, кому на клизмы. И дёрнуло меня что-то упроситься на очистительные мероприятия Дюфалаком. Это когда надо выпить два литра воды с лекарством, и никаких ужасных клизм. То ли пила я как-то не так, то ли вода не такая, то ли что-то ещё, но утром во мне всё еще булькало. И когда я пошла на операцию - тоже бурлило. Это был первый из тайных ужасов.
Второй тайный ужас про эпидуральный наркоз реализовался почти сразу же. На предыдущей неделе анестезиолог лично спускался за больными и провожал их на каждую операцию. Девушки наши прямо в лифте отдавали ему некоторое количество денег, чтобы всё прошло хорошо. И всё прошло хорошо.
На моей неделе был другой дядька-анестезиолог. И за мной пришли медсёстры.
Как дура, с денежкой в кармашке халата и пакетом для вещей в руках, я растерянно, с бурлящим животом, поплелась наверх в операционную. А там - предыдущую больную вывозят на каталке, бригада, народу тьма, все суетные, и главное - все в масках!
Села на стол, сгорбилась грустно так, сижу, жду указаний. Женский (!!!) голос сзади "А вам когда-нибудь делали такой наркоз? Нет? Вы так идеально сели, не меняйте ничего, всё отлично вижу".
И тут заходит другая дама в маске, подходит спереди, раздаёт указания - так, ногами упираемся сюда, руки сюда, голову сюда прижать. Та, которая сзади, завозмущалась, что та, которая спереди, ей всё испортила, и теперь посадка не такая.
Сижу, гнусь как приказали, жду, думаю же, что сначала уколят местное обезболивание, перед тем, как в позвоночник-то тыкать. А кто-то из этих двух женщин мажет мне холодным спину, подковыривает ногтем под позвонки, нащупывает, куда уколоть. И каааааак уколет! А потом ещё! И ещё! И опять ковыряет ногтями спину. Приказывает прижать голову ещё ниже. Не шевелиться. И как током стреляет то в копчик, то в шею от каждого укола. Больно, до слёз. Шевелиться нельзя, дёргаться нельзя, страшно же за позвоночник. И очень больно, очень. А я сижу, уже зажимаю рот двумя руками, чтобы не кричать, подскуливаю при каждом вворачивании иглы. И в упор, ошалелыми от боли глазами, смотрю в глаза хирурга, сидящего с ассистентом прямо напротив меня на кушетке.
Потом слышу - "Всё, я так больше не могу". (а уж я-то как не могу!) И слышу "Бу-бу-бу, зайдите, пожалуйста, в операционную".
Заходит тот самый дядька-анестезиолог, на ходу одевает маску, раздражённо возмущается - типа, какого фига вызвали, по комплекции тут вроде всё нормально. Слышу полушёпотом опять женское "Бу-бу-бу, не могу отчего-то войти, каждый раз в позвонок упираюсь".
И тут чувствую - совершенно безболезненный какой-то щелчок. И всё, пошла горячая волна по ногам, пошел наркоз, все зашевелились, ноги на упоры срочно уложить, пеленку перед лицом натянуть, катетер внутривенный в руку ввертеть (и тут были проблемы, вены-то уже заколотые), капельницу с физраствором поставить. И кто-то уже мажет мне там, в изножье, спиртом. А я всё время говорю "Я всё  чувствую, я чувствую ещё!", и шевелю пальцами ног в доказательство.
Третий тайный страх тоже сбылся. Я не заснула от успокоительного. Я всё слышала и разговаривала. Меня трясло крупной дрожью, не могла остановиться (сказали - бывает такая реакция на наркоз). Слышу - там ножницами всё время щёлкают, переговариваются, опять щёлкают. Приехали медсёстры с каталкой, начали меня уже почти снимать с распорок, уже командуют мной, куда руки поставить, чтобы перелезть. А хирург возмущается - подождите, мы ж тут ещё не всё доделали. Щаз, заклеим и поедете.
И поехали. Ног не чувствую, лежу на локтях, в одной руке бутылка физраствора, в другой пакет с вещами, сверху простынкой прикрыта, грудь на всеобщее обозрение. В лифте прикрылась краем простыни, пакет поближе к сиськам подтянула, чтобы народ, топая на обед, меня не всю разглядел. Хватит и того, что всё моё самое интимное только что рассматривали и расковыривали все, кому не лень.

А в палате уже Ксюха ждёт, пелёнку расстилает, воды подаёт, одеялом накрывает, чтобы не так трясло. Попозже меня догнало успокоительное, и я поспала, проснулась уже от боли.
Больно - это даже не то слово. Туда после операции обязательно ставят газоотводную трубку. Такую, сантиметров 20 длиной и сантиметра два в диаметре. И вокруг неё всё опухшее, изрезанное-зашитое. И от трубки этой ещё сильнее болит. Поэтому меня всё бесило. Трубка эта, жопа эта, Баба Люба, которая прикопалась к Ксюхе с призывами немедленно сделать ей красивую причёску чьими-нибудь силами, медсестра эта, которая не сразу укол колет, вода эта долбанная, которой надо выпить три литра, чтобы потом голова не болела, предстоящая ночь, которую надо пережить с этой болью, а наутро трубку вынут и станет полегче, люди эти в палате, из-за которых я не могу сходить на утку (вставать нельзя), муж мой, который со мной разговаривает человеческим голосом, а я сосредоточиться в памперс не могу, урологический катетер этот долбанный, немедленно подаривший мне все ощущения острого цистита...
В общем, я рычала и бросалась на людей. И на мужа.
Нас, прооперированных, в палате было трое. Три кровати в ряд, возле каждой сидят родственники, гул стоит в палате, всем чего-то надо. У медсестры Наташи 9 таких, послеоперационных, и ещё 7 - которых надо на завтра готовить. И это не считая остальных по отделению, которым надо было то капельницы, то уколы ставить. И она сбивалась с ног, бедная, бегая с уколами.
Трамал послеоперационным кололи. Мне по моим подсчётам укололи три раза. Но в карте есть запись только на две. А ещё его колют вместе с успокоительным, но реланиума не было в отделении, был только димедрол. С которого меня нечеловечески попёрло.
Во-первых, боль не проходила. Уколы спазмалгона и то помогали больше. Во-вторых, от димедрола я не спала, а находилась в полудрёме: всё слышу, всё чувствую, но сил шевелиться или разговаривать нет, только иногда пыталась говорить и жаловаться. Потом я взбунтовалась, потребовала вытащить катетер.
Потом мне его снова поставили, потому как по-другому никак, я от мужа и Ксюхи даже одеялом с головой накрылась и пыталась сосредоточиться на памперсе, а они думали, что мне так сильно плохо, и РАЗГОВАРИВАЛИ со мной. И я такая, злобная, рычу на мужа - грю, фсё, плевать я на всех хотела, помоги мне два метра до туалета дойти, из-за прошлого катетера не могу понять - то ли просто канал болит, то ли и вправду мочевой полный. Муж перепугался, позвал медсестру Наташу, Наташа перепугалась, грит - нельзя вставать, может быть кровотечение. Я не перепугалась, а совсем обозлилась, грю - плевать, не хотите помочь - я пошла. Тут Наташа надавила мне на живот,  я завопила, медсестра удовлетворённо кивнула - мол, мочевой. И вернулась с катетером.
А потом вернулась с уколом. Позже Наташа в процедурке другой медсестре рассказывала: "Втыкаю я ей 5 кубиков спазмалгона, болючий укол, а она радостно улыбается и говорит "Ой, какой укол хороший, не больно". Я аж проверила, чего колю, мало ли, вдруг перепутала...".  Кстати, я ещё неделю на полном серьезе считала, что укол кеторола больнее, и сама просила колоть спазмалгон.
Вкололи ещё всякого, и я немножко затихла. Лежу с трубками отовсюду, мне везде около трубок больно, молчу, глаза закрыла, Ксюха с мужем думают, что я сплю. А я не сплю, я просто обдолбанная и злая, чего с ними разговаривать?
Часов в 10 вечера мне потихоньку вынули катетер, и моя группа поддержки пошла домой. А я осталась. И просто отключилась, даже не заснула.
В пять утра у меня включились одновременно сознание и приступ цистита, и я все-таки встала и пошла. Безуспешные были усилия, конечно, там после вчерашнего ничего, кроме спазмов, не осталось.
В 6 я снова встала, пошла за уколом обезболивающего, вернулась и снова отключилась.
Дальше всё как в тумане - пришла перевязочная медсестра на первую перевязку, вынимать те самые трубки. Все по очереди стонут в процессе вынимания (пережившие это на прошлой неделе утверждали, что боль невероятная, когда вынимают, и потом где-то с час всё болит). Я лежу, отвернулась к стене, жду своей очереди на пытку. А у меня за ночь так всё изболелось, что само вынимание трубки даже не  заметила, думала, что это мне какой-нибудь тампон тянут.
И вспышками в этом моём тумане: пришла Ксюха, пришёл хирург на обход, неожиданно выписал Янку, Янка собирается домой,  прощается с нами, Ксюха спит на её кровати, прооперированная Юля со мной разговаривает со своей кровати, Ксюха принесла в обед со столовой бульон, уговаривает меня поесть.
На бульоне димедрольный мультик наконец-то прекратился, и я обрела более-менее ясное сознание.
Потом на пару дней стало снова всё хорошо, почти ничего не болело, хотелось блинов с икрой.
Потом я возненавидела еду, передумала насчёт блинов, решила вообще ничего не есть: пришли те самые судороги.
Но про них я уже писала.
Потом мы, все три оперированных в палате в один день, схватили постнаркозные осложнения. Про это, может, в другой раз.
Вот так всё прошло.
Tags: Мемуарное, хм...
Subscribe

  • Про детей

    Сегодня коротко: младшая набрала за месяц 250 граммов, прививок нет, педиатр гнобит за маленькие прибавки. Высказывает совсем уж чушь - типа, бросьте…

  • Про разработчиков

    Помимо декрета, у меня теперь появилась аж четверть ставки моей обычной работы Помимо моей обычной работы у меня есть еще мелкая подработка примерно…

  • Дыбр

    Под влиянием фоточек из инстаграма необъяснимого порыва вознамерилась сделать ребенку то, что Монтессори называет "Сенсорной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • Про детей

    Сегодня коротко: младшая набрала за месяц 250 граммов, прививок нет, педиатр гнобит за маленькие прибавки. Высказывает совсем уж чушь - типа, бросьте…

  • Про разработчиков

    Помимо декрета, у меня теперь появилась аж четверть ставки моей обычной работы Помимо моей обычной работы у меня есть еще мелкая подработка примерно…

  • Дыбр

    Под влиянием фоточек из инстаграма необъяснимого порыва вознамерилась сделать ребенку то, что Монтессори называет "Сенсорной…